Národní památkový ústav - územní odborné pracoviště v Českých Budějovicích

актуальная погода

погода сегодня:

23. 12. 2014

zatazenosdestem

дневные температуры: 3/7°C, в 1000m вокруг °C.

навигация

выбор яэыка

  • Česky
  • English
  • Deutsch
  • по-русски

содержание

                                              Введение


Наряду с замком рода Гаррах Градек у Неханиц к наиболее значимым проявлениям инспирации английской культурой в чешских землях относится замок Глубока в южной Чехии. Размахом и великолепием среди новых аристократических резиденций с ним может сравниться только лишь замок рода Лихтенштейн Леднице.


Нынешний облик замка Глубока связан с личностями князя Яна Адольфа Шварценберга (1799-1888) и его супруги Элеоноры (1812-1873). Члены рода Шварценберг, которые много раз занимали видное положение в истории габсбургской монархии, в поколении Яна Адольфа II, достигли действительно высоких целей. Брат Яна Адольфа II, Феликс (1800 – 1852) состоял на дипломатической службе при дворе короля Георга IV в Лондоне, в Петербурге, Париже и Берлине. В ноябре 1848 г. он даже находился во главе правительства габсбургской монархии. Фридрих, брат Яна Адольфа II и Бердржиха вступил на жизненный путь как священнослужитель. В 1835 г. он стал архиепископом в Зальцбурге, в 1848 кардиналом, с 1850 г. был архиепископом Пражским.


В ходе своей поездки князь осмотрел угольную шахту в Ньюкасле, посетил Стоунхендж, университет в Оксфорде, причал и доки в Портсмуте, очень интересовался паровыми машинами, производством и обработкой металлов, а также новыми открытиями. Многое в Британии произвело на Яна Адольфа большое впечатление. Изучение существовавших там хозяйственных, культурных и общественных отношений в значительной степени повлияло на его жизненный путь.


23 мая 1830 г. в Вене Ян Адольф женился на Элеоноре, дочери Морица Йозефа князя Лихтенштейна и Марии Леопольдины урожденной Эстерхази. Княжна Элеонора прославилась своей красотой и высокими духовными запросами. Не лишена она была и жизненной темпераментности – отличаясь этим от своего скорее трезвого и рассудительного супруга. Его отношение к жизни часто возбуждало в ней проявления нетерпеливости, как вспоминает об этом Карл Шварценберг в своей истории княжеского рода. В венском обществе своей поры княгиня Элеонора заняла главенствующее положение. Театральные представления, торжества и балы, устраиваемые во дворце Шварценбергов, всегда были выдающимися общественными событиями. Княгиня в серьезной мере поддерживала деятельность ряда благотворительных обществ и заведений. Немалая доля кипучей энергии Элеоноры нашла свое применение в размашистой перестройке княжеской резиденции в Глубока.


У правление над огромным родовым имением Ян Адольф принял после того, как 19 декабря 1833 г. умер его отец. И в это время он занимался деятельностью в интересах монархии. Так, например, когда в 1835 г. на трон взошел новый император Фердинанд, Ян Адольф был официально послан поставить в известность об этом прусский королевский двор. В июне 1838 г., как чрезвычайный посол участвовал в торжественной коронации британской королевы Виктории. В Лондоне 15 июня Шварценберг встретился с британским министром иностранных дел лордом Пальмерстоном. Днем позже в Букингемском дворце его приняла сама королева Виктория. Во время пребывания в Лондоне Шварценберг с супругой принимали активное участие в общественной жизни и повстречались с рядом выдающихся деятелей. Шварценберг был вновь принят королевой 27 июля, а после этого оба супруги предприняли поездку, в которой ознакомились с рядом аристократических резиденций. Пятого сентября Шварценберг вместе с князем Виндишгрец и графом Эрдоди были снова приняты королевой, после чего он покинул Англию. Князь посетил Париж, проехал по Франции и Швейцарии.


Кроме обширного имущества в Чехии крумловско-глубоцкая ветвь Шварценбергов владела поместьями в Баварии, Штирии, у Зальцбурга и в других местах Австрии. События 1848 г., однако, весьма серьезно затронули пропорции доминиона Шварценбергов. В реформах того времени состояние шварценбергской примогенитуры в Чехии сократилось на 178000 га, в Штирии им, кроме этого принадлежало 22 945 га. С другой стороны, по предположительным оценкам, Шварценберги получили в форме выкупных платежей 2,2 миллиона золотых, то есть огромную сумму, которая могла быть инвестирована в хозяйство и строительную деятельность. Ян Адольф II в этой ситуации выказал себя как способный и вдумчивый хозяин. Опыт, приобретенный во время поездок, он не колебался применять и в родовых поместьях. Здесь начали выращивать новые хозяйственные культуры – сахарную свеклу, рапс и бобовые. Достойные внимания нововведения применялись в лесном и прудовом хозяйстве, в выращивании скота, где внедрялись новые более продуктивные племена, в особенности у овец и крупного рогатого скота. Большая забота уделялась и коневодству. Старый метод трехпольного хозяйствования в шварценбергских землевладениях уступил место новым современным методам. Путем дренирования были высушены заболоченные места в тржебоньском имении, которые превратились в плодородные луговые угодья. Развивалась промышленная отработка продукции землевладений. В Постолпрты был открыт в 1852 г. новый княжеский сахароваренный завод. Там же велась обработка и облагораживание жатецкого хмеля. Вновь расширялось и перестраивалось производство шварценбергских пивоваренных заводов – в городах Тржебонь, Чески Крумлов и Противин. Новые здания пивоваренного завода в городе Противин проектировал Д. Деворецкий - тот же архитектор, который участвовал в строительстве замка в Глубока.


Научным анализом почв, сырья и изделий должна была заниматься исследовательская лаборатория в Ловосице. Охотничий музей в замке Ограда у Глубока, организованный в 1848 г. главным лесничим В. Шпатны, должен был содействовать как углублению знаний в области лесного хозяйства, так и улучшению его качественного состояния. В землевладениях шварценбергского рода внедрялись самые последние завоевания техники – здесь имелись современные машины и оборудование от локомобилей до паровых машин.


Большое внимание уделял Ян Адольф II Шварценберг улучшению транспортной инфраструктуры. Он добивался строительства дороги имени Франца Йозефа I (из г. Пльзень через Ческе Будейовице до Веленице), от которой по праву ожидал оживления хозяйствования в южной Чехии. Поддерживал он и усилия будейовицкого предпринимателя Войтеха Ланны по устройству судоходства на Влтаве, что играло важную роль и в увеличении финансовой стоимости леса заготавливаемого в шварценбергских угодьях на Шумаве. Кроме этого Ян Адольф II участвовал во многих финансовых и хозяйственных институтах и корпорациях.


Во времена Яна Адольфа II и его сына и преемника Адольфа Йозефа (1832-1914) шварценбергская администрация очень гибко реагировала на новые отношения и импульсы извне внедрением множества прогрессивных технологий и методик. В результате предприимчивой деятельности Яна Адольфа II сбылось то, что комплекс шварценбергских имений превратился в современное крупное землевладение, связанное с собственными перерабатывающими предприятиями. Хозяйственная деятельность Яна Адольфа II из Шварценберга, опиравшаяся на старинные традиции Рожмберков и управленческую традицию собственного рода без сомнения была уникальной, и мало что сопоставимое ей можно было найти во всей современной ему Европе. При этом однако шварценбергское землевладение и промышленность располагавшая немалым потенциалом, оставалась в гармонической взаимосвязи с окружающей средой. Нравы в шварценбергских имениях и в это время промышленной революции, которая не могла обойти их стороной, оставались, в сущности, несмотря на все перемены, и далее консервативно-патриархальными. Отсюда происходила, ставшая притчей во языцех, социальная стабильность в шварценбергских имениях. Многое из жизни в шварценбергском югочешском доминионе описал в своем романе «Ян Цимбура» католический приходской священник Индрих Шимон Баар (1869-1925). Но все же хозяйственные инновации, продвигаемые княжеской администрацией, он расценивал с большим скепсисом. Писатель противопоставлял их восхищавшему его консерватизму чешских крестьян.


Перед началом Первой мировой войны к шварценбергскому имуществу в южной Чехии принадлежало семь заповедных имений площадью 315 моргенов, четыре свободных усадьбы площадью 45000 моргенов, 12 замков, 95 дворов, 12 пивоваренных заводов, 2 сахарных завода, 22 лесопилки и графитовые шахты. В шварценбергских поместьях находилось 5000 семей ремесленников, а на службе у Шварценбергов состояли многие сотни работников, слуг и чиновников. Князь был попечителем 73 приходов с 83 костелами. Огромное богатство крумловско-глубоцкой ветви шварценбергского рода и активная хозяйственная деятельность были базой, без которой великолепное строительство родовой резиденции в Глубока в период Яна Адольфа II было бы немыслимым. Несмотря на то, что расходы, несомненно, снижали использование материалов из собственных источников и дешевая рабочая сила они достигали таких головокружительных размеров, что поглощали большую часть прибыли доминиона Шварценбергов.


Замок в Глубока был, однако, только одним из многих, принадлежавших шварценбергской примогенитуре. Как резиденции служили, кроме прочего, замки в Чески Крумлов, в Тржебонь и Либеховице. Решение провести большую реконструкцию и создать новую главную резиденцию в глубоцком замке возникло, видимо, из-за его месторасположения. Во времена молодости Яна Адольфа II глубоцкий замок имел облик, который ему придала перестройка в эпоху барокко, проведенная при Адаме Франтишке Шварценберге по проекту Павла Игнача Байера и Антонина Эдуарда Мартинелли. А предшественником барочного глубоцкого замка уже была готическая крепость, основанная еще в XIII веке и подвергавшаяся многократным перестройкам в последующие периоды. В то время как замок в Тржебонь находился внутри города, а замок в Чески Крумлов над городом возвышался, глубоцкий замок лежал по существу изолированно, на крутом холме, возносящемся над излучиной Влтавы у самого края ческобудейовицкой котловины. Из окон верхних этажей замка и с его башни открывались привлекательные виды окрестностей. И, наоборот, благодаря своему ландшафтному расположению, замок Глубока был виден издалека. Уже само его положение выражала, так сказать «королевский» статус шварценбергского рода в южной Чехии. В этом ни один из шварценбергских замков не мог составить конкуренции Глубока.